knigoglot Golden Entry

Categories:

Бунин и Чехов о вечности

Художник Эндрю Йаес был очарован образом окна и часто изображал их в своих работах                              Andrew Wyeth's “Chambered Nautilus” (1956),  Credit: Andrew Wyeth, Collection of Mr. and Mrs. Robert Montgomery
Художник Эндрю Йаес был очарован образом окна и часто изображал их в своих работах Andrew Wyeth's “Chambered Nautilus” (1956), Credit: Andrew Wyeth, Collection of Mr. and Mrs. Robert Montgomery

Наверное, у каждого бывают такие моменты, когда не занят бытовыми и рабочими делами, ждешь чего-то в очереди или гуляешь на природе в одиночестве, когда повседневные мысли вдруг отступают и начинаешь думать о вечности. Вот, думаешь, уедешь ты отсюда или вообще отойдешь в мир иной, а здесь вокруг все останется неизменным, и дерево это не перестанет расти, и скамейка также стоять. Конечно, классики могут облекать такие праздные мысли в красивую форму. 

Вот одно из лучших стихотворений Ивана Бунина:

Настанет день — исчезну я,
А в этой комнате пустой
Все то же будет: стол, скамья
Да образ, древний и простой.

И так же будет залетать
Цветная бабочка в шелку —
Порхать, шуршать и трепетать
По голубому потолку.

И так же будет неба дно
Смотреть в открытое окно
И море ровной синевой
Манить в простор пустынный свой.

А это Антон Павлович Чехов «Дама с собачкой»:

«В Ореанде сидели на скамье, недалеко от церкви, смотрели вниз на море и
молчали. Ялта была едва видна сквозь утренний туман, на вершинах гор
неподвижно стояли белые облака. Листва не шевелилась на деревьях, кричали цикады и однообразный, глухой шум моря, доносившийся снизу, говорил о покое, о вечном сне, какой ожидает нас. Так шумело внизу, когда еще тут не было ни Ялты, ни Ореанды, теперь шумит и будет шуметь так же равнодушно и глухо, когда нас не будет.
И в этом постоянстве, в полном равнодушии к жизни и смерти каждого из нас кроется, быть может, залог нашего вечного спасения, непрерывного движения жизни на земле, непрерывного совершенства.

 Сидя рядом с молодой женщиной, которая на рассвете казалась такой
красивой, успокоенный и очарованный в виду этой сказочной обстановки - моря, гор, облаков, широкого неба, Гуров думал о том, как, в сущности, если
вдуматься, все прекрасно на этом свете, все, кроме того, что мы сами мыслим и делаем, когда забываем о высших целях бытия, о своем человеческом достоинстве
».

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.